Скрытая энергия Дагестана

06.06.2016
  • 9b8bb3eb74bd3cd97bb3679c60950d61_XL
  • запасы
  • геотермальная электростанция
  • опытная
  • тарки-тау

Скрытая энергия Дагестана

Дагестанская экономика может получить существенный импульс за счет инновационных разработок ученых республики в области альтернативной энергетики. Директор Института проблем геотермии Дагестанского научного центра РАН, председатель научного совета ДНЦ РАН по возобновляемой энергетике, доктор технических наук, профессор Алибек Алхасов говорит, что за счет возобновляемых источников можно обеспечить половину потребностей региона в электроэнергии.

Несмотря на наличие разработанных проектов в этой сфере, местным бизнесом они пока почти не востребованы, хотя отдельные примеры обращения к альтернативным источникам энергии есть. В частности, возможности геотермальной энергии уже используются в ходе реализации одного из крупнейших проектов в дагестанском АПК – агропромпарке компании «Югагрохолдинг» общей стоимостью порядка 10 млрд рублей.

– Каких показателей в развитии альтернативных видов энергетики теоретически можно достичь в Дагестане?

– Сейчас доля возобновляемой энергетики в республике – менее одного процента, но, по нашим расчетам, ее можно довести как минимум до 10%, то есть увеличить на порядок. Дагестан можно превратить в зону высокой энергоэффективности и возобновляемых источников энергии, и для этого есть все условия.

В целом половину потребностей республики в электроэнергии можно обеспечить за счет возобновляемых источников. Оценочные расчеты потенциала только геотермальной энергии в Дагестане, сделанные нашим институтом и подтвержденные независимыми исследованиями, – 10 тысяч МВт тепловой и 1000 МВт электрической энергии. Для сравнения, тысяча мегаватт – это установленная мощность Чиркейской ГЭС, хотя она никогда с такой мощностью не работала.

дир

 Директор Института проблем геотермии Дагестанского научного центра РАН Алибек Алхасов. Фото: dncran.ru

– Какова рентабельность проектов в сфере геотермальной энергетики, на которой специализируется ваш институт, и от чего она зависит?

– Иногда приходится слышать, что геотермальная энергия, накопленная в земной коре, — бесплатная, но это, конечно, не так. В геотермии самые большие затраты – от 50% до 90% стоимости проектов – приходятся на бурение скважин.

Эксплуатация скважин, утилизация отработанной воды – это тоже определенные расходы. Но бурить новые скважины не всегда обязательно, поскольку существует много нефтяных и газовых скважин, которые были пробурены раньше, а теперь не используются по прямому назначению и могут быть переведены на добычу геотермальных вод.

 

В Дагестане очень большие запасы воды температурой до 150-210 градусов и минерализацией до 200 г на литр

Когда бурят скважины в поисках нефти, при бурении встречается вода, либо обводнение скважин происходит при исчерпании запасов нефти. Такие скважины всегда можно расконсервировать, и если задействовать существующий фонд, то внедрение геотермальной энергетики представляется очень рентабельным. Но, к сожалению, у нас этого не делается, хотя только в Дагестане неиспользуемых скважин более тысячи. Правда, за последние двадцать лет ни одной термальной скважины в Дагестане пробурено не было, – это большие деньги, которых дотационная республика не имеет.

Много ли в Дагестане примеров успешно реализованных проектов в сфере геотермальной энергетики?

– Конечно. В городе Кизляре теплоснабжение муниципального жилого фонда на 80-85% осуществляется за счет термальных вод, там это было сделано еще при советской власти; таким же способом снабжаются теплом и горячей водой северо-западные жилые районы Махачкалы.

В последние годы мы сделали ряд разработок в области малой энергетики для теплоснабжения частных децентрализованных потребителей, прежде всего домовладений коттеджного типа. Это так называемые гелиогеотермальные системы, в которых одновременно используются энергия солнца и низкопотенциальное тепло горных пород. Эта технология нами запатентована и реализована в нашем филиале в 20 километрах от Махачкалы, на полигоне «Солнце» Дагестанского филиала Института высоких температур РАН. Конечно, мы могли бы тиражировать такие проекты, но пока имеем то, что имеем.

– Не так давно в Дагестане был заявлен инвестпроект по строительству тепличного комплекса с использованием геотермальной энергии. Насколько это значимая инициатива с точки зрения внедрения технологий альтернативной энергетики?

– Инициаторы проекта, ООО «Югагрохолдинг», уже отапливают 2,4 гектара теплиц при помощи термальных вод и вполне довольны. В этом году в рамках участия в программе импортозамещения «Югагрохолдинг» планируется сдать в эксплуатацию в районе поселка Шамхал Кировского района Махачкалы тепличный комплекс на площади 5,5 гектара. На сегодня это не только самый крупный комплекс в Дагестане, но и лучший по технико-экономическим показателям.

Инновационный формат проекта базируется на применении для обогрева теплиц двух геотермальных скважин, расположенных на удалении 1,5-2 километра. Учитывая, что в структуре затрат на производство тепличных овощей значительная доля приходится на тепло, использование горячих подземных вод позволит инвестору сократить срок окупаемости немалых средств, вложенных в проект.

С участием ведущих ученых нашего института был проработан оптимальный вариант технологической подготовки и подведения геотермальной воды к объекту. Поскольку применение геотермальных вод, отличающихся содержанием множества различных органических примесей, требует тщательного соблюдения экологических нормативов, рассматриваются различные вариантыиспользования и утилизации геотермальных вод с подбором оптимального технологического оборудования для выделения примесей и утилизации очищенной воды.

 

лаборатория физ-хим

Лаборатория физико-химии термальных вод Института проблем геотермии. Фото: dncran.ru

– Как решается в данном случае вопрос с собственником скважин?

– Они находятся на балансе у ОАО «Геотермнефтегаз» – всего у них 124 скважины. Использование скважин, конечно, не бесплатное – с собственником нужно договариваться о цене расконсервации скважин. Собственник, по сути, поставляет компании «ЮгАгроХолдинг» тепло, необходимое для функционирования теплиц.

– Можно ли использовать геотермальные технологии в развитии промышленности Дагестана?

– Сейчас мы выполняем проект Минобрнауки РФ стоимостью 30 миллионов рублей по комплексному освоению высокотемпературных рассольных минерализованных вод. В Дагестане есть очень большие запасы таких вод, температура которых достигает 150-210 градусов, а минерализация доходит до 200 граммов на литр. В этих водах в промышленных концентрациях находятся карбонат лития, рубидий, стронций, марганец, кальций, не говоря уже о поваренной соли.

Восемь скважин с температурой воды до 100 градусов свободно могут обеспечить электроэнергией один из районов Махачкалы

В Россию каждый год импортируется более 500 тысяч тонн соли, а у нас только одно Берикейское месторождение при наличии мощностей по переработке может обеспечить поваренной солью всю страну. Карбонат лития, необходимый для оборонной и атомной промышленности, вообще на сто процентов импортируется из Чили – две тысячи тонн в год.

Дагестанские скважины могут обеспечить потребности России в карбонате лития и дать его на экспорт. Если брать в совокупности, то срок окупаемости такого предприятия с учетом того, что есть готовые скважины и не надо ничего бурить – год-полтора. Это замкнутый независимый цикл.

– А стоимость такого проекта?

– Полтора-два миллиарда рублей. Это серьезные деньги, но если мы говорим об импортозамещении, то необходимость реализации такого проекта очевидна, плюс он может дать новые рабочие места. Кроме того, начиная с 1954 года поваренный фонтан на Берикейском месторождении самоизливается в Каспийское море – кому это нужно? В конечном итоге, это создает экологические проблемы для проживающих там людей.

– Вы пробовали искать инвесторов под этот проект?

– На миллиардеров наших мы пока не выходили, а правительство республики, когда мы к нему обращались, предложило искать инвесторов самостоятельно. Но если бы у меня были выходы на инвесторов, то я бы вряд ли пошел к чиновникам.

 

Дагестан является самым перспективным регионом России по возобновляемым источникам энергии

В свое время нашими разработками заинтересовалась компания «ТвелТехнолоджиз» – дочернее предприятие «Росатома». Они были готовы вложить миллиард рублей в создание опытного производства карбоната лития, но затем, после визита в Россию президента Чили, эта идея заглохла – очевидно, вмешались политические факторы.

– Есть ли у вас еще проекты такого же масштаба?

– Да, один из них – создание комбинированной геотермально-парогазовой электростанции мощностью до 65 МВт на базе ближайшего к Махачкале Тарнаирского месторождения геотермальных вод.

Там имеется восемь скважин с температурой воды до 100 градусов, которые свободно могут обеспечить электроэнергией один из районов Махачкалы – сейчас ведь зимой электричество приходится закупать в Азербайджане. У нас есть разработанный проект, но финансирования нет.

Кроме того, у нас есть определенные соображения по поводу развития в Дагестане ветряной энергетики, которая является самой дешевой из возобновляемых видов и в последние годы по уровню окупаемости вообще приблизилась к традиционной, поэтому за границей она развивается быстрее всего.

Например, на горе Тарки-Тау можно поставить 8-10 ветряков, это 40-50 МВт электроэнергии, плюс реклама для города. Но никто не хочет этим заниматься, а у академического института нет возможностей вести реализацию таких проектов.

 

тарки-тау

Гора Тарки-Тау. Фото: interdag.ru

– С чего, на ваш взгляд, нужно начинать, чтобы появилась возможность привлечь в такие проекты частное финансирование?

– Без действенной поддержки властных структур возобновляемая энергетика не будет развиваться никогда – я это подчеркиваю постоянно. Сейчас нам нужно принять закон о возобновляемой энергетике, а затем делать пилотные проекты, которые можно будет показывать потенциальным инвесторам. Но средства в пилотные проекты не будет вкладывать ни один бизнесмен, поэтому они требуют государственного финансирования. Бизнесмены – такой народ, они сразу хотят отдачу.

– Несколько лет назад, в пору президентства Медведева, ряд регионов Северного Кавказа пытались получить государственное финансирования для своих проектов в альтернативной энергетике, но Дагестана, кажется, в их числе не было. Вы что-то делали в этом направлении, когда инновации были в моде?

– В 2011 году по поручению правительства Республики Дагестан мы разработали программу развития возобновляемой энергетики до 2020 года, где представили более 20 проектов. Мы сдали эту программу правительству – и все.

Потом еще вице-премьер Насрутдинов, который сейчас находится в заключении, докладывал на заседании правительства о развитии энергетики, мне предложили сделать содоклад по возобновляемым источникам, но дали говорить всего две-три минуты.

Также мы обсуждали ряд проектов с еще одним бывшим вице-премьером –Ризваном Газимагомедовым, который обещал найти через городскую администрацию 200-250 миллионов рублей на пилотный проект геотермально-газотурбинной электростанции. Но он покинул свой пост, а затем, как известно, в Махачкале сменился мэр.

– Нынешнее руководство республики проявляет какой-то интерес к альтернативной энергетике?

– Некоторое время назад мы попали на прием к вице-премьеру Гасану Идрисову. Он предложил написать два письма на имя председателя правительства, мы это сделали, и пока все на этом кончилось. Но мы постоянно говорим о нашей теме везде, где только можно, пишем, даем интервью в СМИ.

Дело в том, что именно Дагестан является самым перспективным регионом России по возобновляемым источникам энергии – у нас есть и солнце, и ветер, и биомасса – около 500 тысяч тонн отходов животноводства каждый год, и геотермальные воды. У нас температуры в недрах растут в три раза быстрее, чем в других местах, этим Дагестан уникален.

Кроме того, в республике есть научная база, а это очень важно, поскольку вся возобновляемая энергетика основана на высокотехнологичных разработках. Мы являлись пионерами геотермального производства еще в Советском Союзе. Первое в СССР Кавказское промысловое управление по использованию глубинного тепла земли было учреждено в 1962 году в Дагестане, а в 1980 АН СССР организовала здесь единственный в стране Институт проблем геотермии.

опытная

 

Действующая опытная гелио-геотермальная система теплоснабжения двухэтажного здания на полигоне «Солнце» Института проблем геотермии.    Фото: dncran.ru

Сейчас в нашем сравнительно небольшом институте работает 22 доктора и 22 кандидата наук, и по всевозможным рейтингам мы являемся одним из ведущих академических институтов на юге России.

– В каких странах геотермальная энергетика сейчас развивается наиболее активно?

– Вообще история геотермии начинается еще с терм Каракаллы в Древнем Риме. Ничего сложного в этом нет, это же просто водяной пар. В 2004 году первая электростанция на пару была построена в Италии, и сейчас геотермальная энергия используется как минимум в 78 странах для получения тепла и в 35 странах – для получения электричества.

Лидерами являются США, Китай, Филиппины, Индонезия, Мексика, Италия, Исландия, на долю которых приходится 80% общей выработки. В России больше всего пара добывается на Камчатке. Там уже построены электростанции общей мощностью 83 МВт, работающие на пароводяных смесях.

геотермальная электростанция

 

Геотермальная электростанция на самом юге Камчатского полуострова является первой в СССР. Фото: zhizninauka.info

– Насколько, по вашему мнению, мы отстали от тех стран, где геотермальная энергетика быстро растет?

– Приведу такой пример. В США и Японии ни один строительный проект нельзя сдать в эксплуатацию, если хотя бы частично он не обеспечен тепловыми насосами. В мире действует более 30 миллионов теплонасосных установок, а мы оказались на обочине этого процесса.

– В каких еще регионах России могут быть использованы разработанные вами технологии?

– Если не брать Камчатку, то это именно Северо-Кавказский регион. Он располагает так называемым Восточным артезианским бассейном, который тянется от Ставрополя и упирается в горы, его общая площадь – 200 тысяч квадратных километров. Он имеет три этажа, на которых пробурено более 10 тысяч скважин, их используют для добычи питьевой воды и обводнения пастбищ.

запасы


 Источник: geographyofrussia.com

Нефтяных скважин много также на Ханкальском месторождении в Чечне, Казьминском в Ставропольском крае, в Краснодарском крае; в Калининградской области пробурены скважины глубиной 3 тысячи метров, очень перспективен огромный Западно-Сибирский артезианский бассейн, там осталось много скважин после разведки нефти и газа.

Автор: Николай Проценко

Оставить комментарий

(required)

(required)


(required)

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Тепловые насосы в социальных сетях!